Настройки
Комитет государственного контроля Республики Беларусь
Главная / Пресс-центр / Публикации о КГК

Ввоз и ныне там

Борьба с импортом, которая ведется у нас на всех уровнях, напоминает битву Геракла и гидры. Отрубается одна голова — вырастают две новые. Несмотря на все импортозамещающие меры, ввоз в страну зарубежной продукции продолжает расти. А валюта — уходит. Эту острую ситуацию анализировали на вчерашней коллегии Комитета государственного контроля.


Очевидно, проблема не столько в растущем потреблении импортных зубочисток и утюгов. Потребительский импорт, хоть о нем много пишут и говорят, занимает очень скромный процент в нашем торговом балансе. Главная причина отсутствия долларов в обменниках и их дефицита на безналичном рынке — высокий импорт промежуточных товаров. Это сырье, материалы и комплектующие, которые наши предприятия завозят из–за рубежа. Они составляют 73 процента в общей структуре ввоза. При этом, как отмечал вчера Председатель КГК Александр Якобсон, даже если вычеркнуть в статсводках энергетическую составляющую, все равно по товарам получаем отрицательное внешнеторговое сальдо. В первом квартале, например, минус 650 млн. долларов. Это говорит о неэффективной работе многих предприятий.


Вот что мне показалось особенно любопытным. В отчетах большинство наших отраслей выглядит достойно с точки зрения экспорта–импорта. Однако откуда такое негативное сальдо в масштабе страны? Контролеры копнули глубже. Выяснилось, что у нас огромный «скрытый импорт». Это значит, что, например, предприятие Минпрома или Минстройархитектуры покупает зарубежный товар не напрямую, заказывая в банке валюту. А у белорусского импортера «вневедомственной подчиненности». То есть частная фирма приобретает товар за СКВ. Ввозит его в страну. А государственное предприятие, подчиненное министерству или концерну, рассчитывается с поставщиком белорусскими рублями. Чтобы не портить прогнозные показатели по отрасли. На внутреннем рынке, как оказалось, закупается 66 процентов импортных товаров. И все, похоже, довольны. Директора докладывают «наверх» о выполненных планах. Министры и председатели концернов отчитываются об улучшении отраслевого сальдо. А валюта тем временем уходит из страны.


Второй проблемный блок — низкая эффективность импортозамещающих проектов. Контролеры исследовали импортоемкость некоторых белорусских товаров. Выяснили, что, например, в полувагонах Могилевского вагоностроительного завода доля белорусского составляет всего 26 процентов, в узорчатом стекле Гродненского стеклозавода — 16 процентов...


То есть, по сути, валюта как тратилась, так и тратится. Интернет–комментаторы справедливо добавляют, что некоторые наши товары — компьютерные мониторы, ЖК–телевизоры, модемы — и вовсе белорусские только по названию. В чем смысл такого импортозамещения?


И кто возместит затраты на зарубежное оборудование, которое так и не заработало? Пример: цех плодоовощных консервов Ляховичского консервного завода. В него инвестирован почти миллион евро. Цех проработал в режиме производства... 10 смен. И сколько таких случаев, когда средства вроде бы освоены, а на выходе одни убытки?

Какие же системные причины стоят за провалами в импортозамещении?


На коллегии называлось несколько. Александр Якобсон подчеркивал важность кадрового фактора. По наблюдению главы КГК, спрос с руководителей предприятий недостаточный. Многие директора не прониклись важностью экспортно–импортной проблематики. Нет желания что–то улучшать, развивать, постоянно обучаться.


Первый заместитель Председателя КГК Леонид Анфимов заострил внимание на отсутствии внятной промышленной политики. Минпром сегодня занимается прямым управлением подведомственными предприятиями. Замкнулся на этом (кстати, присутствующий на коллегии первый замминистра Иван Демидович согласился с критикой). А ведь министерство должно видеть всю отрасль. В стране, помимо республиканских предприятий, есть коммунальные, частный бизнес. Они могли бы производить для промышленных госгигантов многие комплектующие, которые сегодня импортируются. Но для этого нужно, чтобы Минпром превратился из «хозяйственника» в регулятора, формировал промышленную политику для всей страны.


...Есть, по моему журналистскому мнению, и еще один фактор дисбаланса во внешней торговле. Называется он просто — откат. Увы, многие наши руководители закупают дорогой импорт не от несознательности. А потому, что подчас чем хуже для завода, тем лучше бывает для директора. Причина такого поведения, на мой взгляд, глубинная — в системе экономических стимулов. И эта тема заслуживает отдельного обстоятельного разговора.

Читать все новости